Куда сливается канализация

Как устроена канализация в городе – центральная канализация на примерах

Система канализации имеет многовековую историю. Отведение стоков из городов осуществлялось во многих странах: древнеримская и древнеегипетская, древнегреческая и древнекитайская культуры – все они знали о необходимости удаления стоков из черты города, поэтому канализация была необходимой системой.

Конечно, подключение к городской канализации частного дома в то время не было возможным, но люди все же заботились о чистоте своего города. Через некоторое время канализацией перестали пользоваться из-за многочисленных территориальных войн, что привело к самым разным неприятностям, включая эпидемии, происходившие по причине загрязнения воды в городе.

В эпоху Средневековья, например, было нормально выйти на улицу и обнаружить там нечистоты. Возрождение канализации начало проявляться в годы Просвещения, а окончательно система вжилась в человеческую жизнь после эпидемии холеры 1830 года. Древнерусская культура тоже была знакома с канализацией, но исторически сложилось так, что нормальная городская система канализации появилась в России лишь в ХХ веке.

Несмотря на то, что канализация является довольно древним изобретением, изменений в ее конструкции за все это время было сделано немного, поскольку главный принцип один – доставить стоки в место, максимально удаленное от людей. Впрочем, раньше системе было проще работать: к конструкции относились с большим уважением и не сбрасывали туда твердые и большие предметы. На сегодняшний день существуют правила приема сточных вод в городскую канализацию, но далеко не всем известно об этом.

Как устроена центральная городская канализация

Канализация в городе – это система, позволяющая доставить людям чистую воду и отвести все образуемые стоки.

Все городские очистные сооружения канализации можно поделить на три основных вида:

  1. Бытовая канализация. Обеспечивает отведение стоков из мест, где находятся люди, начиная с жилых домов и заканчивая муниципальными учреждениями. Нередко осуществляется подключение к городской канализации бытовой системы.
  2. Ливневая (дождевая) канализация. Позволяет отводить с улицы воду, появившуюся на земле в результате выпадения атмосферных осадков. Конструктивно дождевая канализационная система устроена таким образом, чтобы вода уходила не только в почву, но и отправлялась в водоприемник. Устройство ливневки вокруг дома – важный этап работ.
  3. Производственная канализация. Дает возможность удалять жидкие производственные стоки. Этот вид канализации находится под самым большим напряжением, поскольку такие отходы являются довольно опасными, и их приходится очищать перед утилизацией.

Из всего вышесказанного можно сделать выводы о том, как устроена канализация в городе, и насколько она важна для нормальной жизнедеятельности людей. Канализационная система – это сложная конструкция, которую необходимо очень тщательно проектировать и создавать. Качественная система способна предотвратить появление характерных запахов, протекания и попадания воды туда, где ее быть не должно.

Если же канализационная система сделана неправильно, то ее работа будет соответствующей: отходы обязательно застрянут в канализации и станут причиной прорыва, трубы постоянно будут протекать, а в худшем случае потребителям придется столкнуться со сточными водами лицом к лицу. Далеко не всем нужно знать, как работает городская канализация, но все должны понимать важность этой системы в повседневной жизни.

Подключение к канализации в городе частного дома

Людям интересно, как работает канализация в городе, и куда сливается городская канализация. Канализация в городе обычно обустраивается, начиная с жилых квартир и административных построек. Все стоки, кроме атмосферных, попадают в отводы соответствующих этажей и в результате оказываются в общем стояке. Стояк в нижней своей точке соединен с выводной трубой, которая подсоединена к первому канализационному колодцу, установленному в соответствии со всеми правилами.

В этом колодце осуществляется первичная очистка от различного твердого мусора, что снижает вероятность засорения трубопровода. Количество колодцев регламентируется государственными стандартами и может отличаться в зависимости от назначения потребителей.

К колодцам подсоединяются трубы, осуществляющие дальнейшую очистку стоков. При необходимости колодцы можно отключать поодиночке, и канализация продолжит работу. Трубопроводы стандартных конструкций выполняются из труб разных диаметров: например, отвод воды от сантехники может осуществляться 50-мм трубами, а дойдя до стояка, диаметр трубы будет увеличен до 110 мм. В дальнейшем трубопровод расширяется и дальше, в зависимости от назначения и особенностей конструкции.

Диаметр окончательной трубы обычно довольно высок, поэтому ее монтаж сопровождается некоторыми проблемами. При некачественной установке этой части системы ее функции могут не выполняться в достаточной степени. Материал для изготовления труб и других элементов конструкции также в немалой степени влияет на ее работоспособность и особенности.

Так, железобетонные канализационные трубы большого диаметра могут использоваться только вне здания, а вот изделия из чугуна или полимеров способны работать в домах. При необходимости обеспечения хороших эстетических качеств могут применяться трубы из стекла или керамики. Для обустройства коллекторов чаще всего используется железобетон или пластик. Читайте также: “Какие бывают канализационные очистные сооружения – виды. преимущества и недостатки”.

Все написанное выше дает некоторое понимание того, как устроена канализация в городе.

Правила приема и очистки сточных вод городской канализации

Все методы очистки можно разделить на три больших категории:

  • механическая очистка;
  • химическая очистка;
  • биологическая очистка.

Механический метод очистки позволяет удалить из воды любые твердые вещества, вроде пластмассы, строительного мусора или других предметов. Система канализации, оборудованная пескоуловителями и отстойниками, обладает хорошей защитой от песка, который нередко оказывается в трубопроводе и становится причиной засорения. Как правило, принцип работы механической очистки заключается в использовании гравитационной силы, под воздействием которой все твердые вещества оседают на дне конструкции.

Очистка химическими веществами работает по иному принципу: здесь для удаления лишних веществ из воды применяются специальные реагенты. Происходящие реакции выводят из стоков различные вредные составы, в результате чего остается твердый осадок и выделяется газ.

Такой метод подходит только для очистки отходов производства, которые представляют большую угрозу для окружающей среды и человеческого здоровья. Как правило, химическая очистка осуществляется на территории предприятия, чтобы опасные химикаты не попали в городскую канализацию.

При биологической очистке канализационные стоки очищаются при помощи специальных микроорганизмов, биофильтров или других методов, позволяющих вывести из воды самые разные вредные вещества – от вредоносных бактерий до опасных химических элементов. Иногда возникает необходимость серьезной очистки от разных видов загрязнения, и в таких случаях в одной конструкции могут работать два вида биобактерий: аэробные и анаэробные (первые могут работать только при наличии кислорода, а вторые прекрасно обходятся без него). Как правило, биологическая очистка осуществляется после механической. При использовании химического метода очистки применять биоочистку нужно как до этого, так и после.

Из этой статьи можно узнать, как устроена городская канализация. Важно помнить, что всегда можно выполнить подключение к центральной канализации частного дома, и это будет очень правильным решением. Центральная канализация в частном доме сразу же избавляет домовладельца от всех проблем, связанных с самостоятельной утилизацией отходов.

Как это работаетКак устроена канализация в Москве

Куда уходит то, что москвичи смывают в унитаз

The Village продолжается рассказывать, как устроено то, чем горожане пользуются каждый день. В этом выпуске — система канализации. После того как мы нажимаем кнопку смыва на унитазе, закрываем кран и отправляемся по своим делам, водопроводная вода превращается в сточную и начинает свой путь. Чтобы снова попасть в Москву-реку, ей нужно пройти километры канализационных сетей и несколько этапов очистки. Как это происходит, The Village узнал, побывав на городских очистных сооружениях.

По трубам

В самом начале вода попадает во внутренние трубы дома диаметром всего 50–100 миллиметров. Дальше идет по сети чуть шире — дворовые, а оттуда — в уличные. На границе каждой дворовой сети и в месте перехода ее в уличную установлен смотровой колодец, через который можно следить за работой сети и прочищать при необходимости.

Протяженность городских канализационных труб в Москве больше 8 тысяч километров. Вся территория, по которой проходят трубы, делится на части–бассейны. Участок сети, который собирает сточную воду из бассейна, называют коллектором. Его диаметр достигает трех метров, это вдвое больше, чем труба в аквапарке.

В основном в силу глубины заложения и естественного рельефа территории вода течет по трубам сама, но в некоторых местах требуются насосные станции, всего в Москве их 156.

Сточная вода поступает на один из четырех очистных сооружений. Процесс очистки непрерывен, а пики гидравлической нагрузки приходятся на 12 часов дня и 12 часов ночи. Курьяновские очистные сооружения, которые находятся около Марьина и считаются одними из самых крупных в Европе, принимают воду с южной, юго-восточной и юго-западной частей города. Стоки из северной и восточной частей города поступают на очистные в Люберцы.

Очистные

Курьяновские очистные сооружения рассчитаны на 3 миллиона кубометров сточных вод в сутки, но поступает сюда только полтора. 1,5 миллиона кубометров — это 600 олимпийских бассейнов.

Раньше это место называлось станцией аэрации, она была запущена в декабре 1950 года. Сейчас очистным 66 лет, и 36 из них здесь проработал Вадим Гелиевич Исаков. Он пришел сюда мастером одного из цехов и стал начальником технологического отдела. На вопрос, рассчитывал ли провести на таком месте всю жизнь, Вадим Гелиевич отвечает, что уже и не помнит, так давно это было.

Исаков рассказывает, что станция состоит из трех блоков по очистке. Кроме того, здесь есть целый комплекс сооружений по обработке осадков, которые образуются в процессе.

Механическая очистка

Мутная и зловонная сточная вода приходит на очистные теплой. Даже в самое холодное время года ее температура не опускается ниже плюс 18 градусов. Сточные воды встречает приемно-распределительная камера. Но что происходит там, мы не увидим: камеру полностью закрыли, чтобы не распространялся запах. Кстати, пахнет на огромной (почти 160 гектаров) территории очистных вполне сносно.

После этого начинается этап механической очистки. Здесь на специальных решетках задерживается мусор, который приплыл вместе с водой. Чаще всего это тряпье, бумага, средства личной гигиены (салфетки, памперсы), а еще пищевые отходы — например, картофельные очистки и куриные кости. «Чего только не встретишь. Бывало, что приплывали кости и шкуры с мясоперерабатывающих производств», — с содроганием говорят на очистных. Из приятного — только золотые украшения, хотя очевидцев такого улова мы не нашли. Лицезреть сорозадерживающую решетку — самая ужасная часть экскурсии. Помимо всякой гадости, в ней застряло много-много кружочков лимонов: «По содержимому можно время года угадывать», — отмечают сотрудники.

Со сточными водами приходит много песка, и, чтобы он не оседал на сооружениях и не забивал трубопроводы, его удаляют в песколовках. Песок в жидком виде поступает на специальный участок, где отмывается технической водой и становится обычным, то есть пригодным для благоустройства. Очистные используют песок для собственных нужд.

Завершается этап механической очистки в первичных отстойниках. Это большие резервуары, в которых из воды удаляется мелкая взвесь. Сюда вода приходит мутной, а уходит осветленной.

Читайте также:  Способы соединения тройников для канализационных труб

Биологическая очистка

Начинается биологическая очистка. Она происходит в сооружениях, которые называются аэротенками. В них искусственно поддерживается жизнедеятельность сообщества микроорганизмов, которые называют активным илом. Органические загрязнения в воде — самая желанная пища для микроорганизмов. В аэротенки подается воздух, который не дает илу осесть, чтобы тот контактировал со сточной водой как можно больше. Так продолжается восемь-десять часов. «В любом естественном водоеме происходят аналогичные процессы. Концентрация микроорганизмов там в сотни раз ниже, чем создаем мы. В естественных условиях это бы длилось недели и месяцы», — говорит Исаков.

Аэротенк представляет собой прямоугольный резервуар, разделенный на секции, в которых сточная вода вьется змейкой. «Если посмотреть в микроскоп, то там все ползает, шевелится, движется, плавает. Заставляем их работать на наше благо», — говорит наш проводник.

На выходе из аэротенков получается смесь очищенной воды и активного ила, которые теперь нужно отделить друг от друга. Эта задача решается во вторичных отстойниках. Там ил оседает на дне, собирается илососами, после чего 90 % возвращается в аэротенки для непрерывного процесса очистки, а 10 % считается избыточным и утилизируется.

Возвращение в реку

Биологически очищенная вода проходит третичную очистку. Для проверки она процеживается через очень мелкое сито, а после сбрасывается в выводной канал станции, на котором стоит блок ультрафиолетового обеззараживания. Обеззараживание ультрафиолетом — четвертый и последний этап очистки. На станции вода делится на 17 каналов, каждый из которых просвечивается лампой: вода в этом месте приобретает кислотный оттенок. Это современный и самый большой в мире подобный блок. Хотя по старому проекту его не было, раньше воду хотели обеззараживать жидким хлором. «Хорошо, что до этого не дошло. Мы бы все живое в Москве-реке погубили. Водоем был бы стерильный, но мертвый», — говорит Вадим Гелиевич.

Параллельно с очисткой воды на станции разбираются с осадком. Осадок из первичных отстойников и избыточный активный ил проходят совместную обработку. Они поступают в метантенки, где при температуре плюс 50–55 градусов почти неделю идет процесс сбраживания. В результате осадок теряет способность загнивать и не выделяет неприятного запаха. Затем этот осадок перекачивается на обезвоживающие комплексы за пределами МКАД. «30–40 лет назад осадок сушился на иловых площадках в естественных условиях. Процесс этот длился от трех до пяти лет, сейчас же обезвоживание мгновенное. Сам по себе осадок — это ценное минеральное удобрение, в советские времена он пользовался популярностью, совхозы с удовольствием его брали. Но сейчас он стал никому не нужен, а за утилизацию станция платит до 30 % от общих затрат на очистку», — говорит Вадим Гелиевич.

Треть осадка распадается, превращаясь в воду и биогаз, что позволяет экономить на утилизации. Часть биогаза сжигается в котельной, а часть направляется на комбинированную теплоэлектростанцию. Теплоэлектростанция — не рядовой элемент очистных сооружений, а скорее полезное дополнение, которое дает очистным относительную энергонезависимость.

Рыбы в канализации

Раньше на территории Курьяновских очистных находился инженерный центр со своей производственной базой. Сотрудники ставили необычные эксперименты, например разводили стерлядь и карпа. Часть рыб жила в водопроводной воде, а часть в канализационной, которая прошла очистку. Сейчас же рыба водится только в сбросном канале, там даже висят таблички «Лов рыбы запрещен».

После всех процессов очистки вода по сбросному каналу — небольшой речке длиной 650 метров — идет в Москву-реку. Здесь и везде, где процесс идет под открытым небом, на воде плавает много чаек. «Процессам они не мешают, но портят эстетический внешний вид», — уверен Исаков.

Качество очищенных сточных вод, выпускаемых в реку, намного лучше воды в реке по всем санитарным показателям. Но пить такую воду без кипячения не рекомендуется.

Объем очищенных сточных вод равен примерно трети всей воды в Москве-реке выше сброса. Если бы очистные вышли из строя, населенные пункты ниже по течению оказались бы на грани экологической катастрофы. Но такое практически невозможно.

Куда уходит вода из канализации — куда деваются стоки

Задумывались куда уходит вода из канализации? В данной статье вместе разберемся куда текут и сливаются стоки со всего города. Обо всем по порядку.

Большинство пользователей весьма смутно представляет себе принцип работы канализационных сетей. Мало кто в состоянии объяснить, куда уходит вода из канализации, что с ней происходит после выхода из слива сантехнических приборов. Для обычного человека этот вопрос не представляет первостепенной важности, но иногда подобные знания бывают полезны. Рассмотрим, какие бывают канализационные системы и как они производят утилизацию стоков.

Внутридомовые сети

Первым местом, куда идет вода из канализации, является внутриквартирная горизонтальная часть системы (лежак). К нему подключены все сантехнические приборы. В конце он присоединен к вертикальному трубопроводу — стояку, по которому сточные воды и органика уходят в подвальную часть канализации. Необходимо учитывать, что стояк относится к общедомовому имуществу, тогда как лежак — собственность владельца квартиры. Соответственным образом распределяются обязанности по обслуживанию и содержанию в порядке этих элементов.

После того, как стоки сбрасываются в подземную часть системы, они идут в квартальные линии, которые затем сливаются в общегородские магистрали. Преобладающая часть систем самотечная, жидкость перемещается по ним самостоятельно. Для этого трубы уложены под небольшим уклоном. Существуют системы, где подачу обеспечивают специальные насосы. Такие линии называются напорными. Их используют там, где обеспечить уклон труб невозможно. Кроме того, напорные линии применяют, когда необходимо сливать стоки в резервуар, расположенный выше уровнем, чем система трубопроводов.

Устройство магистральных линий

Для того, чтобы понять, куда девается вода из канализации в городских условиях, необходимо разобраться в устройстве общественных сетей. Они представляют собой сложную и разветвленную систему трубопроводов, подключенную к каждому дому (подъезду) и в конечном счете соединяющуюся в единую линию. По ней стоки поступают в очистные сооружения, где проходят многоступенчатую обработку. Извлекаются все твердые частицы, отстаивается и оседает органика, производится обработка осветленной воды различными средствами.

Трубопроводы, по которым стекает вода, постепенно соединяются в единую линию. Диаметр труб при этом увеличивается, чтобы сохранить пропускную способность. В конечном счете возникает единая коммуникация большого размера, куда сливается канализация из мелких квартальных участков системы. По ней жидкость поступает на станцию очистки.

Для утилизации большого объема сточных вод, которые ежеминутно поставляет в систему город, требуются резервуары большого размера. Площадь очистных сооружений зависит от количества населения, но, даже для небольшого поселка требуется крупный комплекс емкостей и резервуаров. Необходимо учитывать, что этот комплекс является также местом, куда сбрасывает сточные воды ливневая канализация. Она объединяется с общественной системой после предварительной очистки от твердых частиц. После этого бытовые и ливневые стоки смешиваются и очищаются совместно.

Конструкция очистных сооружений

Очистные сооружения (ОС) — это конечный пункт, куда течет канализация любого типа. Это может быть крупная городская система, или автономный комплекс частного дома, но сам принцип утилизации отходов всегда одинаков.

Конструкция ОС представляет собой систему емкостей и резервуаров, куда попадает вода из канализации для очистки от органики и химических примесей. Емкости, или танки, соединены друг с другом системами перелива или принудительной перекачки. В каждом из них производится определенная обработка стоков, после чего осветленная вода выходит в другой резервуар для следующей стадии очистки.

Помимо городских ОС существуют производственные комплексы, в которых очищаются стоки от промышленной канализации, а также из ливневой системы промплощадки. Они создаются для снижения нагрузки на основные системы. Принцип работы этих очистных сооружений ничем не отличается от городских комплексов, разница лишь в охвате определенной территории и количестве подключенных сантехнических приборов. ОС крупных химических предприятий могут использовать дополнительные реагенты для нейтрализации растворов или связывания взвесей, присутствующих в стоках ливневой и промышленной систем.

Вам также может понравиться:

Способы очистки стоков

Очистные сооружения производят многоступенчатую обработку воды. Методика очистки стоков заключается в последовательном отделении твердых частиц и взвесей, отстаивании органики и удалении химических примесей. Рассмотрим этапы удаления примесей подробнее:

Механический

Механическая очистка от твердых частиц или посторонних предметов — первая стадия обработки стоков. Резервуары, куда стекает канализация из магистралей, оснащены специальными приспособлениями для улавливания посторонних твердых элементов. Вода проходит сквозь фильтры, задерживающие нерастворимые компоненты. Кроме этого, жидкость течет сквозь жироловки, поскольку жир сложен в удалении и плохо поглощается специальными бактериями. К наиболее простым способам относят использование отстойников, в которых твердые частицы оседают на дно, а частично осветленная вода попадает в следующие емкости для прохождения очистки другими методами. Осадок (ил) периодически извлекается и поступает на переработку в специальные предприятия.

Химический

Сточные воды насыщены целым набором различных химических соединений. В их числе присутствуют:

  • моющие средства;
  • стиральные порошки;
  • лекарственные препараты;
  • составы для прочистки сифонов сантехнических приборов;
  • прочие компоненты.

Для очистки применяются специальные реагенты, которые связывают эти растворы и способствуют выпадению их в осадок. Все очистные сооружения, куда уходит канализация в городах, располагают специальными емкостями для обработки воды химическими составами. Используются адсорбенты, реактивы и прочие виды химических соединений. Этот способ имеет некоторые недостатки:

  • реагенты дороги и увеличивают себестоимость процесса очистки;
  • возникает необходимость в создании больших резервуаров;
  • реакция проходит довольно долго, а в холодное время года она дополнительно замедляется.

Несмотря на присутствие некоторых минусов, методика считается наиболее эффективной и применяется практически повсеместно.

Биологический

Биологическая очистка позволяет эффективно перерабатывать органику, присутствующую в сточных водах в большом количестве. Используются специальные бактерии, которые могут существовать в кислородной или бескислородной среде. Они поглощают органические компоненты, мелкодисперсные взвеси и осевший ил.

Наиболее результативным способом считается использование аэробных бактерий, которые нуждаются в подаче свежего воздуха. Однако, для них приходится устанавливать специальные вентиляторы и подключать их к сети электропитания. Анаэробные (бескислородные) микроорганизмы не нуждаются в уходе, но эффективность их использования несколько ниже. На подобном принципе действует биотуалет или септик. Технология биологической очистки используется в автономных системах, куда уходит канализация из частных домов. В некоторых комплексах все отложения поглощаются целиком, не требуя никакой очистки.

Видеообзор:

Уходящие под землю. Куда деваются отходы из наших домов?

Что находится ниже уровня земли? Одни скажут – метро, другие заговорят про коммуникации. Третьи вспомнят о преисподней и благоразумно промолчат, чтобы не злить тёмные силы. Там, под землёй, чего только не бывает…

Куда девается. оно?

Спуская воду в унитазе, мало кто задумывается о том, куда «вот это всё» отправляется. А ведь путь этот труден и нелёгок, протекает в основном под землёй, с большой скоростью. И конечной точкой является – что бы вы думали? – Мировой океан.

Читайте также:  Как выбрать пластиковые трубы для канализации: ПВХ или ПВД

Сток-центр

Проследим цепочку поподробнее: из унитаза – в трубу, которая пронизывает сверху донизу весь дом (даже если в нём 50 этажей!), потом ненужное нам «добро» попадает в город­ские канализационные сети, проложенные в тёмном подземелье. Там оно сливается со всеми городскими стоками, в том числе с промышленными, и самотёком прибывает на городские канализационно-насосные станции, своеобразные сток-центры. Здесь воды очищаются от наиболее крупного мусора и под напором двигаются по трубам дальше, за город, где попадают на очистные сооружения. Тут уже вода останавливается в огромных резервуарах и отдыхает после стремительного бега по подземельям, а заодно очищается, подвергается всем необходимым анализам и потом отправляется в реки, откуда прямая дорога – в моря и океаны.

Чем пахнет?

Канализационно-насосные станции больших городов охраняются едва ли не тщательнее, чем военные объекты. Ещё бы, ведь стоит станции выйти из строя – и страшно даже представить, что в этом случае произойдёт с цветущим и прекрасным городом. Но корреспонденту «АиФ» всё же удалось побывать на одной из московских станций – крупнейшей, между прочим, в Европе! – и понюхать, чем пахнет эта немаловажная, хоть и скрытая от глаз жителей сторона жизни мегаполиса.

Но вот мы начинаем путь вниз, в канализационную преисподнюю, где текут отходы жизнедеятельности мегаполиса, где на большой глубине мощные насосы трудятся день и ночь, чтобы перегнать все стоки прочь из Москвы подальше, на очист­ные сооружения. Может быть, здесь самый зловонный ад? Ничего подобного: в «грабельной» – помещении, где происходит задержка мусора, – для нас даже открывают один из люков, и видно, как под мощным напором бежит всё дальше и дальше под землю грязная серая вода. Но запаха всё равно нет!

Жидкости элитные и не очень

Центральная – это станция-«миллионник», рассчитанная на миллион кубов жидкости в сутки. Она принимает в себя стоки, например, «Метрополя», Большого театра, элитного жиль­я в центре. Впрочем, их отходы ничем не отличаются, скажем, от бирюлёвских или чертановских.

«В году существуют три периода, когда канализационные сети испытывают максимальную нагрузку. Нам приходится быть очень внимательными, регулируя давление в трубах, – рассказывает Михаил Богомолов, заместитель генерального директора, начальник управления канализации Мосводоканала. – Это 30-31 августа – я называю их «днями помывки» детей перед школой, потом весеннее половодье, когда в сутки от таяния снега в сети поступает на миллион кубов стоков больше, и 31 декабря, когда люди готовятся к празднику. А минимальная нагрузка приходится на 12 июня, когда дети уже разъехались на лето, а взрослые, как правило, отмечают на природе День России.

Глубоко под землёй проложены тысячи километров труб, они охватывают мегаполис, как паутина. Как уследить за огромным хозяйством, как содержать трубы в чистоте и не допустить страшных аварий?

За это отвечает Служба эксплуатации насосных станций, где недавно начала работу Единая автоматизированная система диспетчерского контроля и управления – «сердце» всей московской канализации. Бьётся это «сердце» отнюдь не в подземелье, а, наоборот, высоко над городом, управляя потоком канализационных вод и отслеживая не просто каждую из 154 московских станций, но и все их приёмные резервуары, насосные агрегаты и задвижки.

Здесь, на высоте, инженер видит (с помощью экранов) и знает всё, что происходит в мрачных глубинах. Стоит ему двинуть компьютерную мышку – и за много километров, где-то глубоко под землёй закроется задвижка, перекрывая путь воде. Если даже где-то случится авария или поломка, система даст сигнал, и потоки будут перераспределены, а насосы продолжат работу. И у того, что бежит по трубам, нет шансов выйти на поверх­ность.

Тайны обратной стороны

«Я остался один в этом замурованном склепе и прошёл по колено в бурлящей воде шагов десять. Остановился. Кругом меня был мрак. Мрак непроницаемый, полнейшее отсутствие света. Я повёртывал голову во все стороны, но глаз мой ничего не различал».

Призраки подземелья

Эти слова написаны Владимиром Гиляровским 100 лет назад, но с тех пор в москов­ских подземельях почти ничего не изменилось. И по-прежнему происходят очень странные истории.

Несколько лет назад группа диггеров отправилась в очередную экспедицию в «минусовые этажи» мегаполиса, выбрав центр Москвы. Ведь именно здесь, под землёй, могут быть обнаружены наиболее интересные артефакты, любопытные находки, а то и древние клады!

Исследователи двигались под Институтом Склифосов­ского и в какой-то момент оказались непосредственно под приёмным покоем. Правда, это они выяснили позднее, а тогда замерли в ужасе: прямо из бетонной стены материализовалась женщина. Она стояла, протягивала к ним руки и была, правду сказать, совсем не материальна, а полупрозрачна. Тут не надо быть диггером, чтобы понять, КТО стоит перед тобой. Через несколько мгновений призрак исчез так же, как появился, – скрылся в той же стене!

Диггеры передумали двигаться дальше и опрометью бросились прочь. По пути один из них ударился головой и выбрался наружу весь в крови. Его тут же отправили в приёмный покой больницы, под основанием которой он только что бродил. В помещении находилась каталка с телом, судя по всему, мёртвым. Санитары, увозя его, случайно приподняли покрывало на голове, и парень в ужасе узнал женщину: это была та, что явилась им в подземелье.

А потом ребята выяснили, что её смерть наступила именно в момент жуткой встречи: это оказалась самоубийца, бросившаяся под колёса автомобиля и умершая в больнице от травм.

Колодец трёх рек

Заветная мечта почти всех диггеров – отыскать так называемый колодец трёх рек, удивительный инженерный гидротехнический объект, о котором все слышали, но которого никто не видел. Расположен на глубине 80 метров, в него впадают три дренажных коллектора. Вход в колодец находится на территории одного из предприятий где-то на западе Москвы. Мечта о колодце уже многих довела до переломов и травм. А бывало и хуже.

Что снимала группа в подземных тоннелях, так никто и не узнал. Но диггеры уверены, что это был очередной поиск колодца трёх рек.

Кто-кто в тоннеле живёт?

Говорят, что текут под нашим городом какие-то подозрительные реки, в которых обитают невероятные существа. Да и на берегах странной фауны хватает. Диггеры даже названия им придумали: «глюки», «хохрики», «ползунки». Биологи о таких животных ничего не слышали, у работников медицины по этому поводу особое мнение – про «глюки» они тоже могут много любопытного рассказать.

Реалисты же утверждают, что звери в подземелье дейст­вительно встречаются, но обычно это несчастные брошенные и одичавшие животные. Были случаи, когда искателей приключений прямо в реке кусали за ноги какие-то твари, но потом выяснилось, что это спущенные в канализацию контрабандные пираньи, которых хозяин не сумел выгодно продать. Опытный московский диггер Даниил Давыдов признаётся, что животных он не встречал, а вот полчища тараканов видеть приходилось.

Некоторые исследователи подземелий уверяют, что агрессивная водная среда подземных коллекторов приводит к непредсказуемым мутациям, что в тех таинственных тёмных краях водятся невероятных размеров грибы, огромные черви и кузнечики с ладонь.

В 1990-х некоторые газеты писали о крысах в метр длиной, обитающих глубоко под Москвой. А 3 года назад группа диггеров решила встретить Новый год в естественных для себя условиях, то есть под землёй. Ребята хорошо подготовились, спустили вниз угощения и шампанское. А за час до наступления праздника, по их словам, на них напала. двухметровая крыса. Случилось это аккурат в районе Московского зоопарка. Ребята направили на зверя яркий луч фонаря, и животное, испугавшись света, отступило.

Диггеры сочли, что это была крыса-мутант. Правда, неизвестно, сколько у ребят было шампанского, а также не пропадала ли в тот период в зоопарке э­кзотическая капибара.

Куда течет канализация

Любознательные умы часто задаются вопросами, которые не всякому обывателю придут в голову. Вот, например, куда течет канализация? А ведь это действительно чрезвычайно интересно.

Слухи об этом ходят самые разные. Кто-то говорит, что вся городская канализация стекает прямо в реку, поэтому купаться на городских пляжах не рекомендуется.

Другие утверждают, будто жидкие отходы уходят под землю по специальным стокам, и там всасываются в недра почвы.

Однако если представить только, сколько миллионов кубометров выделяют каждый день жители Москвы, — так никакой почвы не хватит, чтобы это «всосать» в себя.

Мы приготовили для вас интересные факты и фотографии о том, что происходит с канализацией после того, как она покидает пределы нашего дома.

Куда девается канализация

Вряд ли кто-то задумывается, куда деваются отходы, которые мы смываем в канализационные трубы. А им предстоит долгое путешествие.

Прежде всего, нужно сказать, что для предприятий используется своя, индивидуальная система очистки. То есть с общегородской канализацией отходы крупных заводов не связаны.

Как правило, такая система имеет цикл: воду использовали в технических целях, потом она уходит на очистку, и затем снова возвращается в цех для следующего использования.

Тут все ясно. А как быть с городской канализацией? В качестве примера интересных фактов про города мы решили взять Москву.

Нередко в наше время можно слышать возмущения по поводу того, что скоро Москва-река превратится в болото из-за того, что в нее чуть ли не напрямую стекают миллионы тонн канализационных бытовых отходов из города и даже предприятий.

На самом же деле, все не так просто. Если бы это было правдой, тогда Москва-река давно стала бы настоящим отстойником, а все, кто купается там – заражались бы разными болячками.

Сразу нужно подчеркнуть, что отходы бытовой жизни человека в жидком виде стекаются в специальные очистительные сооружения, которые имеются в каждом городе. Это ключевой момент.

Что происходит с канализацией в конечном итоге

В двух словах это можно описать так. Когда жидкостные отходы из городской канализации стекаются в очистные сооружения, они проходят первичную стадию очистки, в результате которой в осадок выпадает ил.

Вы будете удивлены, но это реально интересный факт: из этого ила потом делают… газ.

Схематично процесс очистки канализационных отходов выглядит следующим образом:

Итак, в самом начале происходит поступление канализации в систему очистки через гигантские трубы. Трафик равен приблизительно 2, 5 млн. кубометров в сутки:

Далее первый этап очистки – фильтрация специальными решетками отходов, которые крупнее 10 мм:

Теперь вода попадает в первый отстойник, где она находится ровно два часа. За это время осевшая органика отправляется на производство биогаза, а остальное – далее по системе:

Это второй отстойник:

В общем, тут происходит постоянный анализ воды поступающей из стоков города, водопроводной и очищенной:

И только после такого тщательного очищения вода поступает в Москву-реку прямо из этого резервуара:

Читайте также:  Как работают очистные сооружения

Теперь вы знаете, куда течет вся канализация Москвы и что происходит со сточными водами и прочими нечистотами. Примерно по такому же принципу очистки работают все города мира.

В противном случае само существование мегаполисов было бы невозможным.

Куда сливается канализация

Каждый день мы умываемся, чистим зубы, посещаем туалет… Регулярно стираем, моем посуду, принимаем душ. В результате, каждый рижанин ежедневно отправляет в канализацию 105 литров грязной воды. Что происходит с нею дальше? Представим, что мы только что вымыли пол, слили в унитаз грязную воду из тазика. давайте теперь виртуально пройдем весь дальнейший путь этой мутной жидкости.

Фото: pixabay.com

Вода из нашего таза уходит в канализационную трубу. Сначала – в домовую, а затем – в общегородскую канализационную сеть. Протяженность городских труб составляет 1 143 километра. Это почти столько же, сколько от Риги до Берлина.

Фото: f64

Разумеется, содержимому нашего таза не надо преодолевать все это расстояние. Но до нескольких десятков километров пройти придется (в зависимости от того района Риги, где он был выплеснут). Цель – очистные сооружения в Болдерае. Чтобы заставить грязную воду двигаться по трубам, в латвийской столице денно и нощно, не замирая ни на секунду, работают 85 канализационных насосных станций предприятия Rīgas ūdens.

Двигаясь под землей, от одной насосной станции до другой, грязная вода из нашего таза добирается до станции биологической очистки «Даугавгрива». Это 46 гектаров территории, расположенной на острове Даугавгрива. Для нас, людей, станция выглядит почти пасторально: это большие пространства, покрытые зеленой травой, яблоневые деревья.

Фото: Nora Krevņeva

Но для грязной воды из нашего тазика все выглядит по-другому. В общем потоке она пронесется по подземной части станции и выплеснется из широкой трубы в открытый бетонный бассейн. Вот сюда и приходят все сточные воды Риги. Трубы исторгают их круглые сутки, днем – больше, ночью – меньше. В дожди – совсем много, потому что осадки частично тоже уходят в канализацию. В целом, каждые сутки на станцию приходит около 160 тысяч кубов грязной воды. Выглядит она как зловонная жидкость бурого цвета.

Фото: Nora Krevņeva

Свою лепту вносят и ассенизационные машины. Они подъезжают сюда, к коллекторам, опускают в них шланги и сливают содержимое выгребных ям от домохозяйств, не подсоединенных к городской канализации. В день сюда прибывает от пяти до десяти машин.

Фото: Nora Krevņeva

Состав этой воды ужасен: кроме самой органики (отходов жизнедеятельности человеческого организма, физиологических выделений, остатков гниющих овощей и фруктов), в ней полно фосфатов, азота, нитритов, нитратов и других вредных для экологии соединений. Это результат того, что в канализацию сливается вода из стиральных и посудомоечных машин, вода, в которую добавлены различные средства бытовой химии, и даже жидкие фармокологические средства, беспечно вылитые в раковину.

Не хотелось бы, чтобы так выглядело наше море.
Фото: pixabay.com

Кроме того, в этой воде хватает твердого мусора. Чего только люди не додумываются спускать в унитаз, будучи уверенными, что канализация все стерпит! Чайные пакетики, рыбьи кости, презервативы… Самая огромная беда – женские чулки или колготки: они на первой же насосной станции наматываются на ось насоса, выводя из строя мотор.

Но мелкий мусор со сточными водами добирается до «Даугавгривы». Поэтому, первое, что делают тут – пропускают эти воды через частые решетки с зазором всего три миллиметра. Вы видите эти решетки внизу на фото. Сквозь них просматривается отделенный мусор. Это и есть первый этап механической очистки.

Фото: Nora Krevņeva

После решеток сточные воды отправляются в песколовки, чтобы освободиться от песка, которого в их составе хватает. Во-первых, песок притаскивают за собой дождевые воды. А, во-вторых, помните, мы с вами вымыли пол и слили эту воду в унитаз? Там тоже не обошлось без песка, натащенного в дом с улицы. Песколовки – это прямоугольные бассейны с необычным дном. На фото не видно, что оно в форме конуса. Вода над ним проносится с большой скоростью, тогда как тяжелый песок – оседает. Таков второй этап механической очистки.

Фото: Nora Krevņeva

Вопрос на засыпку: что осталось в сточной воде, освобожденной от твердого мусора и песка? Верно – то, о чем в приличном обществе говорить не принято. Но факт остается фактом: в воде имеются человеческие экскременты. Или, как сухо, по-деловому называют это на станции – «крупная органика». Чтобы удалить из них фосфор, к сточным водам добавляют сульфат железа из черной бочки на фото. Он действует как коагулянт: собирает растворенные органические частицы, содержащие фосфор, вместе.

Фото: Nora Krevņeva

Теперь сточные воды отправляются в огромные круглые чаши – первичные отстойники. В целом, их шесть. В отличие от песколовок, вода здесь не несется бурным потоком, а наоборот – спокойно стоит на месте. Тем временем крупная органика постепенно оседает на дно, опровергая известную пословицу про субстанцию, которая «не тонет». Тут – еще как тонет!

Фото: Nora Krevņeva

Механическая очистка закончена. Вода осветлилась и уже не так дурно пахнет. Она лишилась всех механических примесей. Однако вредной «химии» в ней по-прежнему полным-полно. Кто справится с этим жутким коктейлем из фосфатов, аммонийного азота, нитратов и нитритов? Трудовой коллектив живых микроорганизмов – биологически активный ил. Когда очистные сооружения запускали в работу в 1991 году, этих микроскопических помощников просто вытащили из реки. Ведь это тот самый ил, что очищает водоемы в природе. Но если в естественной среде ил работает медленно, то здесь его специально подгоняют разными способами. На фотографии внизу вы видите аэрационные бассейны (в целом их восемь). Это и есть рабочее место ила.

Фото: Nora Krevņeva

Биологически активный ил выглядит как коричневые хлопья, пахнет землей и немного – болотом. За его поголовьем надо все время следить. У бактерий все как у людей: если слишком много еды, бактерии переедают и могут помереть от обжорства. Если еды мало, бактерии тощают и могут помереть с голода. Поэтому количество подаваемых нечистот все время соотносят с количеством «едоков» (ила). На снимке внизу можно видеть, что вода в аэрационном бассейне слева бурлит, как в джакузи – значит, туда сейчас подается кислород. Это, словно заводской гудок, побуждает бактерии начать работу: преобразовывать соединения азота, окислять азот аммония в нитрит и нитрат (весь этот процесс называется нитрификация). Вода же справа в бассейне спокойна. Значит, там идет обратный процесс: оказавшись без кислорода, маленькие трудяги забирают его у нитратов, тем самым разлагая их, при этом азот становится газом и уходит в атмосферу. Это называется денитрификация. Оба процесса постоянно чередуются.

Фото: Nora Krevņeva

Включают и выключают подачу воздуха в бассейны приборы. Их там хватает, они измеряют вес ила, температуру воды и кучу других параметров. Сейчас в бассейнах +17 градусов. Плюсовые температуры для бактерий очень важны, при холоде они не живут. Как ни курьезно звучит, но сточная вода всегда теплая благодаря отходам человеческой жизнедеятельности. Трубы, проложенные под землей, тоже не дают воде остыть. Поэтому даже в лютые морозы температура сточных вод не опускается ниже +10 градусов.

Умная техника анализирует полученные параметры и сама решает, подбавить ли илу еды или наоборот, разбавляя слишком концентрированное питание, добавить в бассейны более чистой воды. Роль человека – сугубо контролирующая. На снимке внизу вы видите оператора диспетчерского пункта, который отслеживает с помощью мониторов весь процесс. Если что-то пойдет не так, раздастся звуковой сигнал и на экране побежит красная строка, которая объяснит, в чем неполадка. Оператору останется лишь вызвать нужную ремонтную службу.

Фото: Nora Krevņeva

Микроскопические трудяги поработали на славу. Содержимое нашего условного тазика с водой уже лишилось и песка, и химических составляющих жидкости для мытья пола, которую мы туда плеснули. Остается лишь отделить от воды то, что сделало ее такой чистой – биологический ил. Поэтому вода из аэрационных бассейнов уходит во вторичные отстойники. Это гигантские круглые чаши, где с большим удовольствием плавают птицы.

Фото: Nora Krevņeva

Показывая, насколько чиста вода, которая сутки назад прибыла на станцию в виде бурой зловонной жижи, инженер по производству Rīgas ūdens Юлианна Якухина спокойно опускает во вторичный отстойник руку и плещет прозрачной жидкостью: «Мы стараемся очистить воду как можно лучше. Скажем, если азота в воде допускается нормами ЕС до 10 мг на литр, то «Даугавгрива» очищает воду до 6-7 мг на литр. Если фосфора допускается 1 мг на литр, то мы доводим эту цифру до 0,6 мг на литр. То же самое и с другими параметрами».

Фото: Nora Krevņeva

За два с половиной часа ил в чашах оседает на дно и откачивается насосами. Затем бактерии вот такими архимедовыми винтами отправляются с ветерком «домой» – в аэрационный бассейн. Им снова пора браться за работу.

Фото: Nora Krevņeva

А вода из вторичных отстойников уходит в буферный резервуар возле моря и уже оттуда через трубы, выдающиеся на 2,4 километра в море, на глубине 17 метров рассеивается в морской воде. В ней можно смело купаться!

Фото: Nora Krevņeva

Остается добавить, что в процессе очистки образуется много отходов. Что с ними делают? Мусор и песок, отделенные от сточных вод, отжимают при помощи пресса и отправляют на свалку в Гетлини. Человеческие экскременты помещают в три гигантские емкости (метантенки) и подогревают до 37 градусов, чтобы там начались те же процессы, что происходят с пищей в животе у человека. То есть, сбраживание. При брожении экскременты выделяют биогаз. Его используют для выработки электро- и теплоэнергии. В итоге можно смело сказать, что «Даугавгрива» обогревается не без посильного участия всех рижан. Вот они, эти метантенки, емкостью 4 тысячи кубометров каждый.

Фото: Nora Krevņeva

Однако, выделив биогаз, экскременты никуда не исчезли, разве только уменьшились в объеме. Эту органическую массу высушивают с помощью центрифуги. Получается 100 тонн в день массы, похожей на жирный чернозем. Вот он, внизу на снимке. Для использования в сельском хозяйстве эту массу нужно еще переработать в компост. Овощи-фрукты на таком компосте, конечно, выращивать никто не будет, но для кормовых культур – почему бы и нет?

Фото: Nora Krevņeva

Часть органики вперемешку с лишним илом увозят на так называемые аварийные иловые поля. Это охраняемая территория в местечке Варнукрогс, где сделаны бетонные площадки, надежно изолированные от грунтовых вод. Там и происходит переработка на компост. Каждый год на поля завозят примерно по 36 тысяч тонн (это 480 железнодорожных вагонов).

Ссылка на основную публикацию